Правительство: народное или антинародное? Ответом на этот вопрос может стать принятие областной государственной программы развития Иркутска


В поле зрения нашей газеты попал удивительный проект. Его участники, десятки тысяч простых иркутян, решили сами определять, каким они хотят видеть свой город. Причем, это не какие-то общие «хотелки» - все очень предметно и конкретно. Речь идет об исторических памятниках и объектах культурного наследия на улицах Иркутска, многие из которых переживают сегодня далеко не лучшие времена – а зачастую и вовсе заброшены и потихоньку разваливаются, представляя немалую опасность для населения. Участники же проекта «В поле зрения» взяли на себя смелость определять дальнейшую судьбу таких памятников без оглядки на мнение официальных лиц – ведь эти лица порой имеют свои собственные, далеко не официальные интересы. Более того, проект претендует на то, чтобы воздействовать на власти, принуждая их выполнять свои прямые обязанности – в том числе, восстанавливать и реконструировать те объекты, которые формировали неповторимое лицо нашего города. Получив вторую жизнь, многие из этих объектов должны обрести и новое «содержание» - чтобы не только радовать взоры иркутян, но и приносить им практическую пользу. Об этом мы беседуем с организатором проекта – Эдуардом Дикуновым, который в недавнем прошлом являлся депутатом Законодательного собрания Иркутской области, а сегодня всецело посвятил себя этой общественной работе.

- Эдуард Евгеньевич, в последние годы возникает масса различных проектов, фондов и общественных инициатив, многие из которых имеют откровенно конъюнктурный характер. Поэтому первым делом хочется спросить: а зачем Вам нужно это самое «В поле зрения»?

- Что значит – зачем? Потому что я живу в Иркутске и, как большинство иркутян, не собираюсь никуда уезжать. Потому, что я так воспитан. Я родился в Советском Союзе, и с раннего детства мои родители и школа учили меня чувству ответственности за то место, где я живу. Потому, что в советские годы меня научили, что если что-то делаешь – делать это нужно искренне, бескорыстно и с полной самоотдачей. Потому, наконец, что по специальности я – врач-хирург и отношусь к городу как к своему пациенту – как к живому существу, которому во что бы то ни стало нужно помочь и вылечить его болезни. А как человек, бывший в свое время депутатом Законодательного собрания, я знаю, как это сделать. Я знаю, как работают государственные механизмы – и как они могут и должны работать.

- Вы намекаете на то, что сегодня власти не выполняют своих прямых обязанностей?

- Для начала давайте ответим на вопрос: какие власти? Вот, например, есть городская администрация. Я вижу, чем она сегодня занимается. В Иркутске реализуется замечательная программа по созданию комфортной и благоустроенной городской среды, в рамках которой появляются новые парки и скверы. Есть и другой проект – «Иркутские кварталы», предназначение которого – преобразить центральную часть города. Строятся новые, современные школы, появляются такие замечательные объекты, как, например, планетарий на базе 19 школы. Но этого мало! Иркутску требуется комплексное развитие, а это – очень сложное и весьма затратное дело, которое требует привлечения других уровней власти: и региональной, и федеральной. Это необходимо и потому, что в муниципальной собственности находится лишь 10-15 % заброшенных памятников – а без решения этой проблемы не может быть никакого комплексного развития.

- И Вы рассчитываете своим проектом привлечь внимание всех уровней власти?

- Мы уже справились с этой задачей! Проекту исполнился один год, и за это время мы заставили шевелиться бюрократическую машину. Власти все больше прислушиваются к нам: например, когда я был депутатом Законодательного Собрания Иркутской области, мне приходилось ждать ответов на свои запросы в различные министерства гораздо дольше, чем сейчас, когда мы запрашиваем информацию от имени Фонда общественного контроля «В поле зрения». Раньше мне даже иногда приходилось обращаться в суд, чтобы некоторые министры наконец-то соизволили ответить на запрос. А сейчас эти ответы не только приходят быстрее – они еще и стали намного более четкими и развернутыми.

Власть видит, что наш проект – это серьезно! Мы обсуждаем городские проблемы публично, любой человек может зайти на сайт проекта и ознакомиться с нашими вопросами, которые мы открыто и прямо, невзирая на чины и звания задаем областному начальству - а также с полученными нами ответами. И, зная, что мы публикуем всю имеющуюся у нас информацию, представители власти все реже рискуют давать ничего не значащие отписки вместо настоящих ответов по существу.

Точно так же мы не стесняемся требовать ответа и от нынешних собственников исторических и культурных объектов, будь то предприниматели местные или  федерального калибра – и тоже делаем наш с ними диалог достоянием общества. А значит, ни у них, ни у власти нет возможности «договориться» с нами тишком, в кулуарах. Да и какие могут быть кулуары!? Ведь находящиеся в городе достопримечательности – это публичное пространство, которое принадлежит всем иркутянам. А значит, у любого горожанина есть право знать, что в нем происходит. Это - пример прямой демократии, когда люди могут влиять на происходящее в городе сами, а не через посредничество каких-то представителей элит.

- Согласитесь, что одно дело – информировать общественность, и совсем другое – активно с ней сотрудничать.

- Властям приходится с нами сотрудничать, прислушиваясь к коллективному мнению иркутян, высказанному ими в рамках проекта. Например, порядка 90% проголосовавших на нашем сайте высказались за то, чтобы ныне пустующее здание, где ранее размещался кинотеатр «Гигант», а затем ночной клуб «Стратосфера», и впредь сохраняло свое культурное предназначение. И вот результат: часть помещений там выкуплена областным минимущества для того, чтобы в них были организованы балетные классы театрального училища.  

Наш проект – это не только борьба с бюрократией, но и борьба с коррупцией. Своей открытостью мы не позволяем чиновникам реализовывать какие-то личные интересы за счет исторических и культурных памятников Иркутска. К примеру, мы уже спасли от незаконной приватизации такой объект культурного наследия, как расположенный на улице Софьи Перовской дом Межетова. Помощь в этом нам оказали прокуратура и федеральная антимонопольная служба.

Да, с нами сотрудничают и правоохранительные органы. Например, в прошлом году на ряде заброшенных объектов произошло несколько несчастных случаев со смертельным исходом. Причем, речь идет о погибших детях: кто-то наткнулся на необесточенный электрический провод, кто-то провалился в яму с металлическими штырями на дне. Почему так произошло? Да потому, что эти объекты не были защищены от посещения их посторонними. И мы инициировали ряд проверок органами прокуратуры – проверяли не только эти здания, но и все те, которые входят в наш проект. Прокурорские работники очень серьезно отнеслись к нашей инициативе: все собственники получили предписания об устранении подобных нарушений. И я могу вас заверить, что сегодня порядка 95% данных предписаний выполнено: наши инспекторы общественного контроля лично проехали по всем объектам и убедились в этом. Однако, как известно, заборы и прочие преграды манят детвору словно магниты. Поэтому мы вышли на уполномоченного по защите прав ребенка и на мобильных операторов со следующим предложением: разработать приложение для смартфонов, которое бы реагировало на посещение таких объектов. Ведь операторы сотовой связи имеют возможность отслеживать географическое положение каждого подключенного к ним телефона и, едва вы ступили на запретную территорию, могут отправить вам предупреждение – а заодно дать сигнал в службу спасения. Сегодня эта инициатива находится на стадии рассмотрения.

Но у нас имеются и довольно серьезные расхождения с региональной властью. К примеру, как показали результаты голосования, многие иркутяне уверены в необходимости расширения площадей Ивано-Матренинской детской клинической больницы и считают, что для этого идеально подходит территория бывшей картографической фабрики. Еще одна часть проголосовавших считает, что на этом месте необходимо построить школу, удовлетворяющую всем требованиям современности. А областное начальство думает разместить там чиновников сразу из нескольких министерств. Но зачем Иркутску очередной «бюрократический муравейник»?

- А если отвлечься от конкретных, перечисленных Вами объектов? Ведь Вы утверждаете, что являетесь сторонником комплексного развития Иркутска. 

- По сути, наш проект – это партия иркутян, только без партийной бюрократии и всего, что с ней связано, ведь «В поле зрения» не «сидит» на бюджетном финансировании. И как у каждой партии, у нас существует своя программа – государственная программа развития Иркутска. Точнее, сейчас мы боремся за принятие такой программы. Ведь сегодня, например, за ТЮЗ отвечает региональное министерство культуры, за Дом Кузнеца – министерство имущества, а за здание бывшей картографической фабрики – министерство строительства. Между тем, для комплексного, развития города необходимо, чтобы работа по всем этим объектам имела единого координатора и велась в соответствии с единой программой. О том, что такая программа необходима, высказался и председатель регионального правительства. Так что, теперь – слово за губернатором. Ведь вопросы разработки государственных программ, вынесения их на публичное обсуждение и включение в областной бюджет – это целиком и полностью сфера ответственности губернатора. Без него этого не сможет сделать никто.

В данном отношении очень показателен пример реконструкции Нижней Набережной и 130 квартала: эти проекты были реализован в результате инициативы, проявленной первым лицом региона. Именно Дмитрий Федорович Мезенцев сумел привести к единому знаменателю интересы города, области, крупных собственников и населения, а также обеспечить проекту должное финансирование, добившись выделения федеральных средств. Так и здесь: только областная госпрограмма может апеллировать и к федеральному центру, и к частному капиталу – в интересах жителей всего Приангарья.     

А наш проект – это и есть иркутский народ, а значит, по отношению правительства к проекту сразу видно: народная это власть или антинародная? Причем, на этот вопрос мало ответить один раз - власть должна отвечать на него постоянно. Например, в ближайшее время мы планируем инициировать сбор подписей под обращению к губернатору за принятие государственной программы по развитию областного центра. Итак, Сергей Георгиевич, с кем Вы? С иркутским народом, избравшим Вас на этот высокий пост, или…?       

Беседу вел Егор Алексеев

"Мои года"